Wednesday, March 30, 2016

Новости с поля битвы



Новости с поля битвы

Капитан Свен-Эрик Люнгхольм, который несет свое служение в России, познакомился с необыкновенным спасенцем, сохранявшим служение Армии Спасения, несмотря на преследования и  свое пребывание в тюрьме.
«Вам звонит генерал», - сообщил мне секретарь. Я снял трубку и с некоторой тревогой в голосе ответил: « Да, Генерал Барроуз, капитан Люнгхольм слушает вас, и доброго Вам утро от каждого из нас, кто сейчас находится в Ленинграде»  (Генерал Барроуз улетела из Ленинграда несколько дней назад после участия в событиях, посвященных возвращению  Армии Спасения в Россию). Однако, вместо голоса генерала Барроуз, я услышал мужской голос, говорящий на русском: «Капитан, это генерал Владимир Михайлович, Армия Спасения, Ялта, Украина»". Сначала я все воспринял как розыгрыш, но после нескольких минут разговора я понял, что он был безусловно «генералом»  во всех смыслах этого слова, несмотря на то, что он выдумал должность и назначил себя сам командовать городом, получившим широкую известность не благодаря собраниям Армии Спасения, а встрече глав государств!
«Генерал» поделился со мной не только историей о том, как он был солдатом Армии Спасения в 1918 году в Санкт-Петербурге (корпус № 7), но и о неизвестном мне факте истории. Он был арестован и сослан в ссылку на 20 лет в Сибирь за его деятельность в Армии Спасения во время Второй Мировой Войны.  Мой интерес и почтение к этому человеку только росли, и вместе со своей женой мы приняли решение встретиться с этим неизвестным героем. Так как мое расписание было плотным, я выбрал рейс на следующей неделе, как раз когда я буду на юге России в Волгограде, исследуя вопрос заражения СПИДом в одной из больниц 238 детей.  По прибытию в аэропорт Волгограда я не был удивлен, что мой рейс задерживается на несколько часов, и чуть позже я узнал, что рейс откладывается до неопределенного времени «завтра, однако, если вы подождете, мы посадим вас на рейс, который должен был улететь вчера". В конце концов, я приземлился в аэропорте города Ялта, находившемся в Симферополе, и, направившись к месту получения багажа, где уже было людно, я сразу вычислил фигуру человека, напоминавшего того самого «генерала».
Для меня это был очень трогательный момент не только потому, что он напомнил мне жизненность слов «старый солдат никогда не умирает», но и потому что мне предстояло пожать руку человеку, который служил в Санкт-Петербурге вместе с моими дедушкой и бабушкой – Адьютантом и Миссис Люнгхольм.
Генерал, его Адъютант и переводчик (обрблему на кармане пиджака Генерала).
Сопровождал «генерала» его водитель и «адъютант», который исполнял свои обязанности последние сорок лет. Дорога до штаб-квартиры «генерала» заняла час-полтора в связи с тем, что приходилось делать остановки на горных вершинах  для того, чтобы остудить буквально кипящий радиатор. Приехав в Ялту, мы направились прямиком в штаб-квартиру генерала, ветхий домишко, располагавшийся на одном из холмов, откуда открывался вид на Черное море и Ялту. Мы пришли на веранду, и он лег в гамак, который был закреплен между двух деревьев, а перед этим сорвал нам с женой несколько спелых смокв. «Это библейский фрукт, и вам полезен», - настаивал генерал и кинул нам каждому по спелой смокве.
Затем последовал официальный прием. Он представил нас своей жене и показал визитку Армии Спасения, сделанную своими руками. Следующие несколько минут мы обсуждали тот телефонный разговор, и ни я, ни моя жена, не удивились, когда услышали, как «генерал» ответил на очередной звонок: «Армия Спасения, Генерал на проводе»!
Когда мы вернулись к столу, он рассказал нам часть истории, которую разрешила рассказать его жена, ту часть, о которой не «слишком болезненно говорить и слушать».


Владимир находился в ссылке в течение двадцати дет до того момента, как был освобожден в 1964 году. Все имущество  Армии Спасения, включая семь труб, было конфисковано в 1945 году. Когда я спросил о его пребывании в Сибири, его жена сказала: «Мы никогда не говорим о том времени, потому что воспоминания слишком болезненны».  Но «генерал»  упомянул имена тех, кто не отказался от своей принадлежности Армии Спасения в 1943 и 1944 годах. И он гордо показывал фотографии выживших спасенцев, хотя многие так и не вернулись с войны.
Освободившись из тюрьмы, Владимир вернулся в Крым и встретился с «адъютантом», чтобы начать попытки по возобновлению работы Армии Спасения. Правительство запрещало организовывать новые «секты» и религиозные группы, но Владимир никогда не оставлял своего Богом вдохновлённого видения. И вот два года назад, как только настал подходящий момент, когда был выпущен закон о свободе религиозного вероисповедания, «генерал» стал выступать в своем ранге «генерала», создавать правила и начал социальную деятельность.
Во второй по величине советской газете, «Известия», была напечатана статья о намерениях Армии Спасения возобновить свою работу в Ленинграде. Владимир, не отступая от своей идеи, был расположен открыть работу Армии в течение недели, и для того, чтобы с чего-то начать, он поместил в одну из газет Ялты объявление о начале работы Армии Спасения. "Если вам нужна еда, одежда, или место, где остановиться, мой дом открыт для вас», - было написано в объявлении. Люди пришли и продолжали приходить. Другие либо звонили, либо писали, пытаясь получить помощь от современного Вильяма Бута.
В день, когда во время Перестройки был принят закон о свободе вероисповедания, «генерал» начал работу по подготовке солдат Армии Спасения. Он очень хорошо понимал, что его новоиспеченная Армия нуждается в делателях, чтобы исполнять его поручения, и поэтому этот 85-летний лидер сразу же поставил себе цель подготовить таких солдат.
Когда мы сели за стол «генерала», чтобы изучить все документы, связанные с его деятельностью, в дверь постучали, и мы увидели, как зашел Алексей, который поприветствовал «генерала», обратившись к нему по званию, и только потом его представили как солдата спасения корпуса «Ялта». Несмотря на то, что было уже поздно, через какое- то время пришли еще пара человек: семейная пара – муж и жена - оба солдаты.
Адъютант, чувствуя, что нам необходимо подышать свежим воздухом, предложил нам прогуляться вдоль моря. Прохаживаясь по узеньким улицам, мы не переставали слышать приветствия, обращенные к «генералу»: «Добрый вечер, Генерал».  На тот день, Армия «генерала» росла, и среди ее членов были люди разных профессий, включая секретаря Библейского Общества Ялты.
Вопросы, которые возникали в связи с возобновлением работы Армии в Ленинграде, побуждали нас вернуться в Ленинград, и продолжить позже узнавать о жизни такого яркого солдата Иисуса Христа.  Несмотря на ограниченность во времени, я смог обратить внимание на просьбу «генерала»: «Капитан, нам как можно быстрее необходимо двадцать пять солдатских  форм и фуражек, а для предстоящей зимы нам нужна тысяча одеял для пожилых, а также еда, игрушки на Рождество и Библии. Да, пошли мне как можно скорее тысячу Библий, чтобы мы могли их раздавать людям. Прямо сейчас, капитан, сколько на это уйдет времени?»  Я промямлил: « С формой будут проблемы, мне нужно будет поговорить с другим Генералом, но до наступления зимы мы сможем помочь вам в остальных нуждах".
Покидая штаб-квартиру «генерала», сквозь туман мы могли видеть  несколько человек, проникнутых спасенским духом, который когда-то открыл сердце Владимира для Христа много лет назад, а сейчас за последние два года открыл дом Владимира для сорока бездомных мужчин.
Возвратившись в Санкт-Петербург, я не должен бы удивиться, что во время моего отсутствия кто-то подготовил для отправки кораблем  тысячу одеял в Санкт-Петербург, пожертвованных одной Европейской авиакомпанией, новые игрушки, которые были собраны одной из шведских церквей, и Библии – да, несколько тысяч Библий – ждали раздачи в Москве. Нет, я не должен был удивляться, как Бог вознаграждает веру нашего «генерала».
Даже сейчас, когда звонит телефон, я иногда думаю, что, может быть, это звонит «генерал» Владимир, требуя: «Капитан, уже прошло три дня с момента вашего отъезда, почему до сих пор не пришли те вещи, которые мы просили вас прислать?» И я представляю, как я успокаиваю его тем, что ему пришлось ждать семьдесят лет для того, чтобы возобновить работу Армии, и что его просьбы и сейчас за номером один в моем списке того, что мне необходимо сделать по согласованию с другим Генералом!

Свен Люнгхольм (1992)



1 comment:

Anonymous said...

What does this mean?